АтакуеМ
ШАХМАТНЫЙ КЛУБ
| | | | | |
05.10.2013
Новости январь-июнь 2013.
31.12.2012
Новости август-декабрь 2012.
Школа
Подготовка юных шахматистов
2 разряда


Материал программы спланирован в виде уроков шахматной игры. Поэтому она может быть использована для самостоятельных занятий шахматистами любых возрастов...
Свежее
Каисса в зазеркалье. Алексей Самойлов / Зрелищность 16-й партии матча-реванша
В середине матча подобная партия заканчивалась бы скорее всего вечным шахом — оба не считали бы себя обязанными сжигать за собою мосты. Но шестнадцатая партия тем и замечательна, что соперники играли только на выигрыш: Карпова ничья при минус два не очень устраивала, а Каспаров оказался во власти азарта, борьбы...

Правда, впоследствии выяснилось, что у белых вместо прыжка конем на g4 был более сильный ход - ферзь с2. Первым из аналитиков, насколько мне известно, его указал международный мастер Александр Халифман, комментируя шестнадцатую партию в «Бюллетене» Ленинградского шахматного клуба. Не представляю, чтобы Каспаров при всем своем врожденном романтизме, при всей своей тяге к иррациональности не сделал этот ход, дававший ему здоровый перевес, если бы видел его.

Впрочем, в Зазеркалье, на сцене всё видишь несколько в ином свете, нежели в пресс-центре. Вольтаж разный (не говоря уж о разном классе). Такое напряжение в сеть подается, что пробки летят. Но тут короткого замыкания не было, тут пожар был устроен сознательно. Другое дело, что его последствия было рассчитать невозможно. И уж совсем иное дело, что, оказывается, можно было обойтись без пожара. Но, как философски заметил Каспаров в комментарии к своей партии в Люцерне, «абсолютно точная игра существует только теоретически».

Пожар разгорался в Зазеркалье, а дымился Зеркальный зал. (Огонь и дым, разумеется, метафорические, поскольку пожарная служба, как и все остальные службы обеспечения матча-реванша, несла свою неусыпную вахту бдительно). Энергия из Зазеркалья неизвестными путями передавалась в наше подземелье, где было и без того жарко и душно. Над столиком в центре зала, окрещенном «дегустационным» (здесь дегустировались, опробывались на вкус ходы со сцены), порхали руки, точно исполнялся концерт для фортепиано в четыре руки. Сколько мне помнится, из всех присутствующих опыт такого концертирования имел только гроссмейстер Марк Тайманов. Остальные если и концертировали, то только на шахматных сценах.

C-III. Помню Марка Тайманова на чемпионате страны (год запамятовал) в Москве. Сделает ход, вскакивает и начинает проходы по сцене: взгляд на соседнюю доску — взгляд в зал. кивок головой, обворожительная улыбка; его, артистичного, красивого, беспечного, любят, он знает, что любим, это придает ему неотразимость и — кажется мне — слегка отвлекает от позиции. А он талантлив, чертовски талантлив, в его лучших партиях нет вымученности, перенапряжения, его фантазия легковозбудима. Он знает, что нравится, знает, что им, его игрой (и шахматной, и на фортепиано — в паре с женой) многие восхищаются, но, по-моему, не знает, не отдаёт себе отчёта в том, каким редкостным талантом шахматного музицирования он наделён, как далеко мог бы пойти при удачном стечении обстоятельств — до самого трона! — если бы столь же серьезно относился к своему дару, как один его земляк, чуть помоложе его, если бы воспринимал свой уникальный талант как предназначение, как другой его земляк, значительно его моложе.

Помню, летом пятьдесят девятого, во время Второй спартакиады народов СССР, команда Ленинграда - ещё и Казимирыч играл — поднималась по лестнице Центрального шахматного клуба и юный гроссмейстер вполголоса сказал мне, указывая на смотревшие со стены портреты семерых чемпионов мира по шахматам: «И я там — запомни — буду когда-нибудь висеть...» Принимая его игру, я спросил: «А кто-нибудь из них?» — и показал на поднимавшихся ленинградских шахматистов. «Вряд ли, — покачал головой товарищ гроссмейстер, — у одного из них есть характер, эрудиция, колоссальный напор, честолюбия — на пятерых, но нет настоящего, интуитивного понимания шахмат; у другого (и тут он назвал имя Марка Тайманова) — природный талант замечательный, но ему и в голову не приходит поставить себе цель — попасть в этот ряд и подчинить этой цели свою жизнь».

«Шахматы — это моя жизнь. Но моя жизнь — это не только шахматы». Вариации на эту тему мир слышал и от Карпова, и от Каспарова, да и не только от них. Но как бы ни были разнообразны интересы современного выдающегося шахматиста, сколь бы серьезны ни были его намерения посвятить себя ещё какой-то сфере человеческой культуры, он, находясь в расцвете своего дара, по-настоящему, с профессиональной всепоглощённостью ничем иным, кроме шахмат, заниматься не может. Слишком далеко подвинулись шахматы в сторону науки, чтобы можно их было совмещать — на гроссмейстерском уровне — с профессиональной деятельностью, скажем, в электротехнике или музыке, как было возможно, да и то в виде исключения, лет тридцать назад. Несводимые, разумеется, к спорту шахматы, тем не менее творчество особого рода, где шедевры рождаются только в конфликте, только в единоборстве, только в состязании, только в противостоянии характеров и интеллектов.

Назад:
Вперёд:



Главная     |     Новости     |     История Шахмат     |     Школа     |     Отдых     |     Форум     |     Ссылки     |     Карта сайта
atakuem.ru © 2010-2012 Все права защищены. E-mail:info@atakuem.ru