АтакуеМ
ШАХМАТНЫЙ КЛУБ
| | | | | |
05.10.2013
Новости январь-июнь 2013.
31.12.2012
Новости август-декабрь 2012.
Школа
Подготовка юных шахматистов
2 разряда


Материал программы спланирован в виде уроков шахматной игры. Поэтому она может быть использована для самостоятельных занятий шахматистами любых возрастов...
Свежее
Каисса в зазеркалье. Алексей Самойлов / Знаменитый Таль
Герой песни Владимира Высоцкого, собирающийся восстановить наш пошатнувшийся шахматный престиж и отобрать шахматную корону у американца Фишера, сыграл с самим Талем десять тренировочных партий — «в преферанс, очко и на бильярде», после чего «Таль сказал: «Такой не подведет». (Друживший с Высоцким и очень любивший его Таль как-то сказал, что попал в его песню случайно, исключительно из-за фамилии: мол, размер стихотворный требовал односложной фамилии, вот и выбрали его. Позволю себе с соавтором-консультантом не согласиться: он попал в песню Высоцкого, действительно, исключительно из-за фамилии — из-за фамилии абсолютно всем известной, громкой и славной, а вовсе не из-за количества слогов в ней.)

Случай из биографии гроссмейстера положен в основу поэмы Давида Кугультинова «Шахматист». В ней рассказывается о том, как врач-психиатр попросил только что ставшего чемпионом мира Таля обыграть одного пациента их клиники, семнадцатилетнего юношу, вообразившего себя сверхчемпионом, «сразившим Алехина и Капабланку разом». Обыграть — и тем самым излечить его. Таль приехал в клинику, сел играть с больным юношей и был поражен его необычной, нестандартной, удивительно своеобразной игрой. Первую партию «сверхчемпиону» новый чемпион проиграл, вторую, призвав на помощь все свое искусство, выиграл. Врач был удовлетворен: психологический нокаут, каким стала для юноши проигранная им партия, помог тому исцелиться. К нему вернулся разум. Но талант, увы, не вернулся. Это обнаружилось через несколько месяцев после тех двух партий в клинике, когда в сеансе одновременной игры на тридцати пяти досках в рижском парке Таль снова встретился с этим юношей и снова был поражен — теперь уже заурядностью, стандартностью, бескрылостью, безликостью его игры.

Когда я читал поэму, эту современную трагедию, то вспомнил «Чёрного монаха» Чехова и героя этого поразительного по глубине и загадочности рассказа Коврина. «Как счастливы Будда и Магомет или Шекспир, что добрые родственники и доктора не лечили их от экстаза и вдохновения! — сказал Коврин. - Если бы Магомет принимал от нервов бромистый калий, работал только два часа в сутки и пил молоко, то после этого замечательного человека осталось бы так же мало, как после его собаки». По мнению биографа Чехова, доктора филологии А. Чудакова, альтернатива рассказа такова: или пить молоко, или сжигать жизнь в огне творчества. Сам Чехов, считает исследователь, выбрал второе. Замечу, что Таль тоже сделал вполне чеховский выбор. «Лечение и заботы о своем физическом существовании внушают мне что-то близкое к отвращению». Это — тоже Чехов. И тоже — Таль. Из современной трагедии в стихах Таль перекочевывает в молодежную ироническую прозу. Герой повести Василия Аксенова «Рандеву» поднимает свои акции в глазах окружающих, бросая небрежно, мимоходом: «Вчера засиделись до третьих петухов у Миши... Какого? Таля, естественно. Блиц гоняли».

Таль фигурирует ещё в одной литературной истории болезни. Написал её Юрий Трифонов, замечательный прозаик, отменный знаток спорта. Имя Таля неоднократно встречается на страницах трифоновских произведений, а один из его очерков - «История болезни» — посвящен целиком единоборству Ботвинника и Таля и объясняет, почему в их первом матче автор болел за Ботвинника, но не против Таля.

У Таля настоящая, высокой пробы слава. Как это определяется? По-разному. В применении к живущим действует такой проверенный способ: если о человеке при его жизни слагаются легенды, значит, ему нечего беспокоиться о славе... Легенда о Тале живет независимо от него и, как ни удивительно, иногда соприкасается с его реальной биографией. Ещё одна примета подлинной славы: имя человека у всех на слуху, его знают даже те, кто понятия не имеет о деле, которым этот человек занимается. Таль — не только шахматы, хотя прежде всего это шахматы. Таль — знак времени, его родовая примета, вот почему летопись времени — литература, искусство — не может обойтись без присутствия Таля.

Легенда приписывает Талю сверхъестественные способности. Он — добрый волшебник, якшающийся, однако, с черными силами. Он всемогущ, как Мефистофель, но его дьявольские выходки обходятся без жертв и разрушений, зла он не творит. Он воздействует на своих шахматных соперников не то гипнотически, не то парапсихологически, не то биопсихо-энергетически; он внушает им слабые ходы; он заставляет их принимать жертвы, которые при свете дня оказываются некорректными и на следующий день, или через неделю, или через год опровергаются при точной игре, но какая может быть точная игра с дьяволом: он жертвует, заманивает, а они летят, как бабочки, на его огонь... Таинственный загадочный колдовской огонь. Все обжигаются, многие сгорают, только он невредим и расхаживает по жарким угольям босиком, как жители одной болгарской горной деревни, танцующие на полыхающих синими огоньками головешках...

Далее:
«Загадка Таля»

Назад:
Главная     |     Новости     |     История Шахмат     |     Школа     |     Отдых     |     Форум     |     Ссылки     |     Карта сайта
atakuem.ru © 2010-2012 Все права защищены. E-mail:info@atakuem.ru