АтакуеМ
ШАХМАТНЫЙ КЛУБ
| | | | | |
05.10.2013
Новости январь-июнь 2013.
31.12.2012
Новости август-декабрь 2012.
Школа
Подготовка юных шахматистов
2 разряда


Материал программы спланирован в виде уроков шахматной игры. Поэтому она может быть использована для самостоятельных занятий шахматистами любых возрастов...
Свежее
Каисса в зазеркалье. Алексей Самойлов / Он возвысил шахматы
«Дитя» и «добро», думается, в пояснениях не нуждаются. Чуть подробнее о свете. Я не специалист в шахматах и не могу судить об оригинальности творческого мышления Таля-шахматиста, о величине его природного дарования. Полагаюсь здесь на так называемые экспертные оценки с их ясным принципом: «Мы готовы считать гениями тех, кого обычно считают таковыми». Таля обычно считают, и я, неспециалист, вслед за экспертами готов с удовольствием и гордостью (как-никак старый знакомый) считать так же — шахматным гением. Правда, эксперты расходятся во мнениях относительно природы его дара. Одни видели в нем своего рода ЭВМ необычайного быстродействия, другие — «великого комбинатора» (намёк и на короля шахматных комбинаций, и на героя романов Ильфа и Петрова — предмета анализа в его студенческой дипломной работе), «беззаконника», нарушителя всевозможных шахматных «конвенций», попирающего святые каноны позиционной игры, третьи (например, тренер Марк Дворецкий и его ученик гроссмейстер Артур Юсупов) типичного позиционного шахматиста увидели даже в молодом Тале, прочитав книгу Таля о его первом матче с Ботвинником.

Но и те, и другие, и третьи писали о тайне Таля, его колдовской способности видеть комбинации там, где никто их не видит, о способности играть на грани допустимого риска и даже переходить эту грань без ущерба для себя (не всегда, но часто). Сам Таль, случалось, полемизировал с теми, кто называл его жертвы некорректными, объяснял свой подход к шахматам, свои игровые принципы; а что касается «дьяволиады», связанной с его именем, то чаще всего отшучивался — а что ещё прикажете делать человеку в здравом уме и памяти (замечательном уме и колоссальной памяти), когда его объявляют «демоном», «дьяволом»! Нелепей не придумаешь: дитя Света рукоположен князем Тьмы!

Всякие рассуждения на парашахматные (его словцо, производное от парапсихологии) темы он способен вести только в ироническом ключе. Трудно найти собеседника неотзывчивее для разговоров о таинственных явлениях человеческой психики, чем этот шахматный «гипнотизёр», этот непостижимый и загадочный Таль. Как только разговор затрагивает область таинственного, он сразу теряет к нему интерес и со словами «Это, простите, уже из области спиритизма» уклоняется от него или переводит разговор на другую тему. Этот «демон» — обескураживающий материалист.

Материалист — в философском смысле слова, а никак не в житейском, связанном с материальными благами, материальными ценностями. В этом смысле он — идеалист чистой воды. Очень точно выразил это бесценное качество победителя пятидесяти всесоюзных и международных турниров (не считая матчей и Всемирных шахматных олимпиад), шахматного новатора и художника Михаила Таля его коллега московский гроссмейстер В. Чепижный. «В наш век воинствующего практицизма всё более привлекательна очевидная талевская непрактичность, — писал он накануне пятидесятилетия шахматного волшебника из Риги в латвийском журнале «Шахматы». — Его стойкое пренебрежение материальными ценностями — и в жизни, и в шахматах (будто можно разделить эти понятия, когда речь идет о Тале!) — поддерживает веру в приоритет человеческого духа... Воздадим должное спортивным победам Михаила Таля, бесстрашного турнирного бойца, увенчанного чемпионскими лаврами. Но он совершил и нечто гораздо большее — своим одухотворённым, мятежным творчеством возвысил шахматы как Искусство! И возвышает! И тем возвышается!»

Одну только поправку, весьма, на мой взгляд, существенную, я бы всё-таки сделал: жизнь и шахматы не только можно, но и нужно разделять, даже когда речь идет о Тале. Сам он, кстати, всегда это разделяет, вот и в юбилейном интервью журналу «Даугава» сказал, что шахматы — мир, очень похожий на настоящий, но всё-таки это не настоящий мир. А бывает, что жизнь и шахматы не разделяют, бывает, что игра вытесняет всё остальное из мира, подменяет жизнь, становится наваждением, болезнью, и тогда впавшему в игру человеку кажется, что кто-то всесильный, страшный, таинственный затеял с ним эту игру и выиграть у него невозможно, из игры можно только выпасть, как выпал гениальный шахматист Лужин в романе Набокова «Защита Лужина».

Далее:
Жизнь, как атака...

Назад:
Главная     |     Новости     |     История Шахмат     |     Школа     |     Отдых     |     Форум     |     Ссылки     |     Карта сайта
atakuem.ru © 2010-2012 Все права защищены. E-mail:info@atakuem.ru